счетчик посещений Wildest Wind., Три человека и три вехи.
Wildest Wind.
5March
Три человека и три вехи.
Как же давно я тут не была.
Пришла весна, та самая, где утром -27, а днём что-то ближе к нулю. А как известно, мои раны начинают болеть к весне.
Даже не раны, шрамы
всё началось с чего: я зашла в профиль Лорем на ФБ. А там нечто под названием "восемнадцать". И оно про нас с ним.
И я подумала, что в моей жизни есть и было три человека, которые оставили что-то большое в личности, в том, что от меня оставалось.
Моричка научила меня чувствовать. Первая любовь никогда не проходит мимо и просто так. Я научилась и поняла, как это: любить, скучать, и даже ненавидеть она меня научила. Это было утро. Это был рассвет.
А потом был Милый друг, который стал для меня идеалом, тем, к кому я должна была стремиться, надеясь на то, что стану другом в плохое время, а не Джокером в рукаве. Жаль, что я похерила всё своей любовью и своими глупыми, глупыми шестнадцатью годами. Жаль, что этого не повторится никогда и ни с кем.
Это было такое буйное цветение. Эмоций. Чувств. Жизни.
А потом был Лорем. Тот, ради которого я бросилась в омут с головой, ради кого я продала гитару, которую мне оставил Анохин, свои любимые диски. Тот, кто меня душил почти до потери сознания, тот, после которого синяки, и не только от укусов.
Это был самый чистый на свете абьюз. Это было больно, выматывающе. Но всё же, когда в его работе я читаю "мне хотелось разрушить что-то прекрасное" и то самое, то "самый красивый человек из всех, кого я встречал", которое выбивало воздух из груди, в моем мертвом сердце что-то щемит и я иду курить на кухню под ТУ САМУЮ песню.
Это была смерть. Моей способности любить, жить, мечтать и умереть.
Теперь мне почти всегда пусто. Да, иногда бывает волнение в душе, когда Илья рядом. Да, иногда я плачу, когда меня называют "девочкой, которая ждала у Молчанки", и я иду смахивать слёзы в кухню. Но это всё не то.
Я умерла?